1977 год. Крик души. Письмо второе
      Вот такие страсти бушевали в далеком и близком 1977 году. "Шесть писем о бите", ВГИК-овская дипломная работа безвестного А. Ханютина, мастерская супер-пуперизвестного Р. Кармена.

You need Flash Player 9 and a browser with javascript!


      В видеописьме прогрессивный комсорг 9Б класса питерской школы, в частности, пеняет редакции Комсомольской правды за то, что в ее статье группа Slade была названа дешевкой. Что же это за статья и кто конкретно назвал Slade (а также Christie с их милой русскому уху Желтой Рекой) дешевкой? А никто иной как известный битломан и не менее известный хамелеон Александр Градский.

Ритмы и вкусы

"Комсомольская правда", 21 декабря 1975 г.

      Кто-то из великих сказал: "Говори мало, твое искусство скажет за тебя лучше". Я - профессиональный музыкант и обзоров редакционной почты никогда не писал, но сейчас, чувствую, надо. Ибо вот она - увесистая пачка писем от читателей "Комсомольской правды" о том, что волнует и их, и меня, что составляет существенную часть духовной жизни многих молодых людей: музыка, музыка большого ритма, или, как называют ее во всем мире, бит-музыка. Что же такое биг-бит? В переводе с английского биг-бит означает "большой ритм". Название новое, но истоки - в народной, классической, джазовой музыке.

      Мне 25 лет. 11 лет назад я впервые взял в руки электрогитару, хотя окончил к тому времени музыкальную школу по классу скрипки. В то же время я впервые услышал эту музыку. Тогда же понял: моя музыка, я должен научиться говорить на ее языке. В те годы в Москве едва набралось бы с десяток ребят с электрогитарами, мы все знали друг друга. Только у троих было начальное музыкальное образование. Все мы хотели научиться играть и петь. Но первое, с чем встретились, - трудности. Какие? Те же, о которых пишут авторы лежащих передо мной писем.

      "Зачем вам эта музыка? - спрашивали нас. - Она чужда вам..." При этом саму музыку связывали с внешним обликом музыкантов и их манерой держаться на сцене. Приходилось довольно бурно доказывать, что эта музыка в лучших своих образцах самостоятельна, интересна, современна. Сейчас, наверное, эта проблема жива лишь на семейном уровне, как, например, явствует из письма 16-летнего Саши Д. из Москвы: "Встречаются - пишет он,- родители, которые запрещают своим детям слушать бит-музыку. Они говорят: "Ты в ней ничего не понимаешь, а просто подражаешь моде..."

      Недавно в "Пионерской правде" я писал о том, что такое, в моем понимании, биг-бит, какой он бывает разный, почему им так увлекается молодежь. При всей своей сложности язык его обладает способностью проникать в сердца и души очень многих людей. Выражать самые большие идеи, самые животрепещущие проблемы. Вести бой за человека и человечность. Уже одно это позволяет назвать бит искусством, с чем, кажется, согласились уже все музыкальные теоретики.

      Другое дело, что эта музыка бывает хорошей и плохой. И плохого, к сожалению, в ней больше. И вот почему. Сработал "кассовый" интерес: за счет увлечения такой музыкой можно было повысить кассовые сборы в концертных залах. Вокально-инструментальные ансамбли в некоторых филармониях стали плодиться, как грибы после дождя. Не было недостатка и в исполнителях: лишь в Москве насчитывалось в свое время около 200 ансамблей. Выбирай лучших, "причеши" их под ходовую манеру, пообещай заработки - и все в порядке. Коммерческий интерес возобладал над всяким другим. Музыканты, которые еще недавно страстно спорили и отстаивали право на жизнь новой музыки, стали исполнять старые и хорошо знакомые песни в "бит-конфетной" обертке.

      Могут спросить меня: а почему бы этим исполнителям не пропагандировать собственные музыкальные идеи? Да потому, что ансамбли нередко формировались из музыкантов разных творческих манер, направлений, без учета их пожеланий, возможностей и специфики дарования того или иного исполнителя.

      Больнее всего было слушать хорошие советские песни в "новой аранжировке". За гражданскую тематику брались часто для прикрытия низкого качества концертов, не понимая, что кощунственно петь, например, трагические слова о войне на пасторальную мелодию. "Средний" слушатель якобы не любит заоблачных высей в искусстве.

      По-разному складывалась судьба профессионалов, посвятивших себя этой музыке.

      Лично мне повезло. Во время работы над музыкой к фильму "Романс о влюбленных" от режиссера-постановщика Михалкова-Кончаловского я слышал одно: "Делай, как сам понимаешь, как чувствуешь". И работать было интересно. Мы постарались отдать для фильма все, что могли.

      Многим из моих друзей, играющих в профессиональных ансамблях, повезло меньше. "Счастлив? Делаешь музыку?" - спрашиваю при встрече. В ответ: "Что ты, какая музыка! Играем на трех-четырех аккордах, своего ничего". Да и как играть свое, если за сравнительно недолгий срок существования одного из московских профессиональных ансамблей в нем сменилось свыше полсотни музыкантов? Ансамбль не может играть "свое", не имея авторов и музыкантов-единомышленников. А какое единомыслие при такой чехарде?

      Сколько у нас в стране профессиональных групп, известно. Но никто не знает, сколько самодеятельных. "В самодеятельных ансамблях, - пишет студентка медучилища Л. Башкирова, - много талантливых ребят, которые остаются за пределами эстрады, ими никто не занимается. Думаю, что проведение смотров-конкурсов, фестивалей самодеятельных вокально-инструментальных ансамблей было бы первым шагом к решению многих проблем".

      Не могу не согласиться с автором письма. Тем более что не раз предпринимались попытки создания самодеятельных музыкальных клубов. Создавались они с благородной целью объединить всех "беспризорных", руководить ими, помогать, чем необходимо, а именно: аппаратурой, организацией концертов, учебой и т. д. А распадались именно из-за отсутствия конкретной помощи. Кто в этом деле должен встать у руля, я, честно говоря, не знаю. Во всяком случае, помощь комсомола необходима, как и помощь профессиональных музыкантов, по мнению В. Гордеева из Кургана.

      Надо учить ребят именно хорошей музыке, а не подражанию западным дешевкам вроде группы Джеффа Кристи или "Слэйд". И ничем не может быть оправдано желание иных парней, вооруженных электрогитарами, угодить публике во что бы то ни стало, сочинить и спеть так называемый шлягер. Оно, конечно, заманчиво: мол, вся страна в случае удачи запоет. Но происходит худшее в искусстве: усреднение массового слушателя.

      Нет, надо сказать молодежи: вот сложная, интересная музыка, постарайтесь ее понять. Пусть кому-то она понравится меньше, чем привычные шлягеры известных ансамблей. В конечном счете, уверен, слушатели сделают выбор по вкусу.

      Многие участники профессиональных ВИА, даже руководители их, к сожалению, не имеют подчас не только высшего музыкального образования - даже никакого. Наоборот, в любительских составах часто встречаешь людей с консерваторскими дипломами. Но "водораздел" проходит не здесь, Хороший музыкант чувствует и понимает современную музыку, образован всесторонне, тогда как плохой ничего не знает и не умеет, нахватался верхов, трезвый "материалист", "шлягерист" без тени индивидуальности.

      Нужны и популярные лекции-концерты в широких аудиториях с трансляцией по радио и ТВ (подобно лекциям Дм. Кабалевского для детей).

      В заключение мне хочется обратиться к тем, кто берет в руки электрогитару.

      Если вы решились на это, не довольствуйтесь малым. Вы должны досконально изучить нотную грамоту, лучшие образцы классической и современной музыки, трудиться в поте лица.

      И последнее.

      Прежде чем выйти на сцену, спросите себя: "Имею ли я на это право? Через минуту меня увидит публика. Смогу ли я сказать ей свое, новое?" Без этой уверенности не выходите. Но если вы безгранично преданы музыке и вам необходимо заниматься ею хотя бы для себя, то прежде всего подумайте о грамоте, а уж потом, научившись говорить, говорите громко, четко и ясно.

      Александр ГРАДСКИЙ, композитор.

в начало фотогалереи